Вы здесь

Прошение лекаря М.Х. Христалаки о вступлении в русское подданство и определении на должность доктора в Таврической области.

8 мая 1785 г.
Российский государственный архив древних актов
Ф. 16. Д. 962. Ч. 1. Л. 428–429.
Подлинник.

Подпись-автограф.

Христалаки Михаил Христофорович, грек. До 15 июля 1787 г. Христалаки состоял доктором в Евпаторийском уезде, затем 5 лет находился на флоте без жалованья, в 1795 г. Христалаки в награждение были отведены 500 десятин земли на Южном берегу Крыма, где он обещал посадить имеющиеся у него семена хлопчатой бумаги и других полезных растений. Супруга Христалаки Настасья, выехав с детьми из Турции лишилась своего имения и «спасшись удалением на берега Манииския, питалась она разведением разных произрастений и хлопчатой бумаги, из коей некоторые ее изткания вещи с камнем зейландским, окаменелым звериным глазом перстем антиком и другими древними монетами и семенами индийской красной хлопчатой и шелковой бумаги поднесены были Ея величеству».

«Всепресветлейшая державнейшая Великая государыня императрица Екатерина Алексеевна, самодержица Всероссийская, государыня всемилостивейшая.

Бьет челом лекарь Михаил Христофоров сын Христолакей, а о чем мое прошение, тому следуют пункты:

1-е.

В высокославную Вашего императорского величества службу вступил я в Константинополе по заключении с Оттоманскою Портою мира в прошлом [1]774-м году, в которую принят бывшим в то время при Порте российским министром Петерсоном по знанию моему медицинских искусств к пользованию российских пленных волентиром в лекарскую должность с произвождением мне жалованья, а в [1]775-м году от изъявленного министра командирован с теми ж бывшими в плену людьми в город Керчь под ведением бригадира графа Билона, а по отправлении оных из Керчи внутрь России я, именованной, остался в команде бывшего в Керче и Еникуле за обер-коменданта полковника Ступишина для излечения зараженных опасною болезнию.

По истреблении ж оной заразы господин генерал-майор Борзов определил меня для пользования ж в генеральном госпитале больных, где я находился и должность лекарскую исправлял с особливейшим старанием и усердием по [1]777 год, а в оном году генерал-майор, что ныне генерал-поручик, де Бальмен командировал меня для пользования ж служащих в Албанском войске чинов в город Кефу, где неусыпно прилагал старание в преподании больным помощи.

В [1]778-м году находился как при Албанском войске, равно и при Егерьском втором баталионе по июнь месяц, а в том месяце по желанию моему определен в Главной Московский гофшпиталь подлекарем, где и находился по [1]780 год. А в оном году по указу государственной Медицинской коллегии произведен в Азовскую флотилию лекарем, и в [1]781-м году откомандирован в Керченской брантвахт, потом за неимением в Еникольском генеральном гофшпитале медицинских чинов чрез требование генерал-майора Филисова определен был во оной, где и находился по самое уничтожение оного гофшпиталя по [1]782 год. После того посылан был по сумнительству в город Тамань для разведывания заразительной болезни, и по исполнении оного отправлен в свою команду.

По прибытии ж к своей команде при оной был только один месяц, от которой по требованию генерал-майора Розенберга для излечения открывшейся в Ениколе моровой заразы, где находился по [1]783 год. И за прекращением оной отослан по прежнему в команду мою, от которой в скорости ж выкомандирован в команду контр-адмирала и кавалера Макензи в Севастопольскую гавань, откуда был в крейзерстировании, а по возвращении в Севастополь в морском лазарете открылась моровая язва, при коем безотлучно я старание имел по [1]784 год. По истреблении ж был в должности в назначенном мне фрегате по нынешний [1]785 год.

2-е.

Сего ж года принял я намерение возвратиться в отечество мое, и затем по поданной от меня челобитной прошедшего апреля 30 дня получил из службы отставку, но после, узнав некоторые обстоятельствы, препятствующие моему возвращению, возыимел истинное усердие остаться в вечном Вашего императорского величества подданстве с тем, как в сей области имеются положенные по штату медицинских чинов порозжие ваканции, то с помещением на оные.

И дабы высочайшим Вашего императорского величества указом повелено было сие мое челобитье принять и за продолжаемую мною верную и беспорочную Вашему императорскому величеству службу с награждением следующего чина определить на докторскую ваканцию; также как я имею жену и семейство, то милостивое рассмотрение сделать и об отводе земли в удобном в Тавриде месте к хлебопашеству, сколько за благо рассуждено будет. О добропорядочном же моем поведении в бытность в службе Вашего императорского величества аттестаты, данные от разных генералитетов и команд при сем в оригинале подношу, с коих по снятии копей подлинные благоволено б мне возвратить.

Всемилостивейшая государыня, прошу Вашего императорского величества о сем моем челобитье решение учинить маия дня 1785 года. К поданию надлежит по команде. Челобитную писал канцелярист Федосей Орловский. Сия челобитная за неимением гербовой писана на простой бумаге.

К сей челобитной лекарь Михайло Христофоров сын Христалаки руку приложил».